В урбанистике существуют два течения – пока что взаимоисключающие друг друга и непримиримые, – и они формируют наши города.

Одно характеризуется глобальными, масштабными проектами, которые спонсируются транснациональными корпорациями и приносят прибыль правительствам, коммерческим организациям и акционерам. Эти необыкновенные архитектурные башни и комплексы часто преподносятся средствами массовой информации как нечто небывалое, инновационное и абсолютно прогрессивное. В них часто видят зачатки городов будущего. Но так ли они восхитительны и хороши для человека?

Другое течение на фоне предыдущего выглядит скромно и незаметно. Это архитектура склонная не к инновациям, а к традициям. Она использует проверенные методы и порой может выглядеть даже старомодно. Происходит это потому, что построена она на той специфической геометрии, которая является общей для всех исторических зданий и городов.

Несомненно, распознать принадлежность того или иного сооружения к какому-либо из двух течений – не сложная задача. 

Первые бросаются в глаза своей высотой, блеском стёкол и металла, холодностью и надменностью. Скорость, с которой они вырастают, не дает возможности проработать орнамент и детали, все то, что делает облик сооружения приятным глазу и уникальным. Эта архитектура торопится, как торопятся улицы вокруг нее, заполненные автомобилями.

Хотим ли мы жить в таких городах и в таком мире? Или все-таки отдадим предпочтение местам, созданным для людей, пригодным для детей и стариков, наполняющих нас желанием жить, дышать, любить?

Так каков же город будущего?

Наполнен он холодными и претенциозными небоскребами с безымянными людьми-муравьями, или созданный людьми для людей, делающий их здоровыми и счастливыми?

Как бы не хотелось признавать, но многие решения и способы управления Мировой экономикой последних десятелетий представляют манипуляцию глобального империализма. Взглянув из будущего, наши потомки наверняка сделают выводы, что цели большинства правительств планеты сводились к таким целям, как:

    • интенсивная разработка и сжигание ископаемого топлива, необходимые для получения максимальной прибыли промышленности;
    • проектирование городов для потребления максимального количества энергии;
    • замена экологически чистых материалов искусственными и не жизнеспособными. Использование дорогих строительных материалов для возможности получения от их добычи и транспортировки высокой прибыли;
    • создание и всячески поощрение монополий, устраняющие местные ремесленные традиции и легкую промышленность;
    • постепенное уничтожение местной культуры архитектуры и дизайна, происходящая их замена на типичную, подчиняющейся современным требованиям. 

Соединение строительных элементов, которые чужды человеку, в совокупности с автомобильным транспортом, заполонившим дороги, привели к потере климатической устойчивости. Возвращение природы в города является важным шагом к нормальному состоянию, однако если архитектурная геометрия останется чужеродной, такие шаги не исправят ситуацию.

К сожалению, современный мир очень подвержен влиянию стереотипов, укрепленных в нашем сознании средствами массовой информации. Вместо того, чтобы осуждать замыслы глобальных, чуждых человеку проектов, они поддерживают их. Здесь не место размышлять о всемирных заговорах, финансовых махинациях и тому подобном. Однако мы видим, что штамповать небоскребы в последнее время стало намного актуальнее, чем создавать архитектуру, ориентированную на человеческие пропорции, масштабы и ценности. Антигуманные районы городов разрастаются, а значит, пришло время поговорить о том, как отыскать путь к устойчивому развитию.

Путь к устойчивому развитию

Есть только одно средство по достижению устойчивости. Оно заключается в том, чтобы строить города и городские пространства, в которых люди захотят жить, и которые будут вызывать у них положительные эмоции. Речь идет не просто об инновационных «зеленых» городах, а о биофильных.

Достичь такого результата можно только следуя принципам эстетики. Красивые города – это места, в которых захочется жить, но как доказывает практика, это еще и коммерчески успешные предприятия.

Если мы попробуем составить прогноз о том, как будут развиваться мегаполисы в течение ближайших 20 – 30 лет, то придем к нескольким схемам-вариантам.

Первая: развитие будет происходить по сегодняшней логике, то есть человечество будет продолжать возводить антигуманную архитектурную среду.

Вторая: мы, наконец, сможем преодолеть власть индустриального и тоталитарного, и создадим гуманную, целебную устойчивую среду. Развитие будет медленным, но неуклонным.

Третья: в основном продолжится урбанизация, расшатывающая устойчивость и разрушающая окружающую среду, но в то же время изолированное меньшинство начнет создавать биофильные пространства. Начнется культурная война, которая, возможно, приведет к расколу.

Конечно, пессимистические прогнозы выглядят очень неутешительно, и хотелось бы все же найти то средство, которое позволит обрести устойчивость в красоте живого города. И прежде всего, необходима законодательная поддержка для развития здоровых мест, поскольку без правительственного вмешательства преодолеть сложившуюся систему невозможно.

Устойчивость и биология

Устойчивость – понятие, которое применяется в отношении связи человеческой деятельности и окружающей среды. Чем больший урон наша деятельность наносит природе, тем не устойчивей она становится. 

Сохранение баланса – это задача, которую пытаются решить современные архитекторы и дизайнеры, понимая, что нарушение устойчивости уже наносит непоправимый ущерб природе, климату и самому человеку в планетарном масштабе.

Чтобы понять, каковы границы устойчивости (то есть насколько далеко система может быть смещена и при этом поддается восстановлению), уместно провести биологическую аналогию:

  • естественные структуры развиваются во времени и динамически перестраивают свои функции;
  • краткосрочные, поверхностные исправления часто маскируют хрупкость и более глубокие проблемы;
  • узкая эффективность способствует появлению уязвимости, поэтому приветствуется её избыточность;
  • аккуратный внешний вид не всегда свидетельствует о равновесии, и зачастую вводит в заблуждение;
  • живая система базируется на бесконечном биологическом разнообразии и способна создавать множество цепочек и связей.
18

То, что создается сегодня и представляет собой упорядоченную геометрию улиц, проспектов и бульваров, несет с собой мало настоящей городской энергии. В сравнении с природой, разнообразие несет в себе много энергии и настоящей жизни.

Поверхностные и так называемые «косметические» ремонты для города также не имеют смысла – это только скрывает проблему, а не решает её. Накапливание слабостей в свое время приведет к моментальному разрушению.

Устойчивость образуется тогда, когда существуют структуры и процессы, связанные между собой и работающие в разных масштабах. В этом смысле старые города, построенные спонтанно и постепенно могут стать образцом для биофильной архитектуры. 

В то же время город, созданный в рамках современного сплава металла и стекла, вряд ли может быть перестроен для существования в новой системе. 

Если мы и дальше продолжим поклоняться «образам будущего» вместо того, чтобы обратиться к традиционным и успешным решениям, путь к нахождению гармонии человеческого и природного может затянуться надолго.

Создание «живого» города

Живой город создается и строится не только по принципам биофилии. Пожалуй, главным элементом такого города является человек, и именно он становится критерием ценности любого урбанистического пространства. Следовательно, предназначение города заключается в том, чтобы поддерживать здоровье и благополучие своего населения.

 

Можно выделить несколько правил, способствующих формированию положительного жилого пространства:

1. Cогласованность фасадов зданий с человеческими пропорциями и планирование улиц, поощряющих пешеходное движение.

2. Создание городских пространств в соответствии с контекстом соседствующих архитектурных геометрических форм (что довольно часто игнорируется современными планировщиками и дизайнерами).

3. В городской план обязательно должно быть включено так называемое «ожерелье общественных мест», где каждая точка легко доступна пешеходам (такое проектирование сокращает количество автомобильных трасс и самих транспортных средств).

4. В городе законодательно должно быть разрешено смешанное использование земли. То есть рядом должны находиться сооружения, исполняющие совершенно разные функции: коммерческую, образовательную, здравоохранительную, промышленную и т.д. Таким образом, происходит отказ от монофункционального зонирования.

Между архитектурой и собственно урбанизмом гораздо больше взаимодействия, чем принято считать. Все элементы сооружений и общественных пространств должны иметь единое масштабирование, ориентированное на человека. Увы, архитектура постмодернизма заменила человека на безликую структуру, и часто ее формы остаются чужды и непонятны. Очевидно, что живой город – это город, созданный человеком для человека.

Места, доступные для всех

Возврат к дизайну, ориентированному на гуманизм, логически приводит к улицам, отведенным преимущественно для пешеходов. Такие улицы можно найти в городах, построенных до 20-х годов прошлого века, позже такое проектирование было вытеснено потребностью освободить пространство под автомобильные дороги.

Между тем, общественные площади и места, созданные в традиционном, сейчас «старомодном» стиле, были по-настоящему оживленными, потому что здесь всегда можно было встретить стайки детей и с удовольствием прогуливающихся пожилых людей. Всё способствовало приятной атмосфере: раскидистые деревья и кустарники, зеленые лужайки и удобные скамьи под фонарями. Современные города предоставляют нам площади, всё больше похожие на безлюдные, безжизненные пространства. Здесь не за что «зацепиться» глазу, негде найти манящую к себе тень, и даже зеленые газоны не в состоянии исправить такое положение. Такие площади иначе как анти-биофильными и не назовешь.

Чтобы выжить и развиваться, нам нужно отказаться от такого бессмысленного дизайна. Игнорируя эмоции человека, создатели городов стирали красоту из среды нашего обитания. Доминирующая архитектурная культура пренебрегала человеческими масштабами и ценностями, возводя такие пространства из асфальта, бетона и камня, которые воспринимаются как враждебные.

Чтобы увидеть, как это происходит, достаточно посмотреть на Пьяцца Верди в итальянском городе La Spezia. Некогда процветающий оживленный бульвар, затененный вековыми деревьями, был реконструирован: деревья были вырублены и заменены причудливыми абстрактными «скульптурами». Теперь площадь Верди пустует.

Piazza Verdi La Spezia после реконструкции

Современные города ориентированы на транспорт. Они расчищают центральные улицы, чтобы предоставить автомобилям возможность двигаться еще быстрее. Как всегда, происходит это в ущерб пешеходным зонам. Однако именно они создают по-настоящему доступное человеческое пространство, максимально комфортное и безопасное. Поэтому тихие и неторопливые пригороды для нас выглядят более привлекательно, чем шумный и суетливый центр.

Заключение

Хотя мы в состоянии разработать стратегию создания биофильных, живых городов, очевидно, что она должна поддерживаться на уровне руководства городов и стран. Сегодня начинают приниматься новые идеи, появляются новые лица, не связанные старой идеологией, жители городов понимают пользу живых пространств. В век скоростной информации даже самые невообразимые изменения могут произойти в очень короткие сроки. А значит надежда на улучшения наших городов остается!

No Comments